Сны – одно из самых удивительный вещей, протекающих в нашем мозгу.

Люблю свои осознанные сны, точнее полуосознанные. Так как выбираю первую часть, а дальше плыву по течению.

Последнюю неделю ничего не снилось, так как была очень уставшей, а вот сегодня, особенно под утро, прям прорвало. Нус, поехали.

На этот раз группа молодых людей, студенты, первый или даже второй курс, решили отметить успешное завершение учебного года и отправились в лес с палатками. Весело, с шашлыками, пивом и разными вкусностями. Спиннинг для мальчиков и купальники для девочек. Прохлада широкой реки, небольшая запруда для желающих искупнутся.

Вечерние байки у костра, песни и романтическое настроение для некоторых из них, а потом, потом темнота и…

Серые стены, яркий свет рябит в глазах, пахнет сыростью, точнее подвалом, такой запах часто можно встретить в старых бомбоубежищах. Очень сильно кружится голова и сильная тошнота подкатывает к горлу. Я пытаюсь повернуться на бок, но что-то мешает. Не могу пошевелить рукой или ногой. Успеваю повернуть голову на бок, за секунду до того, как горькая рвота начинает рваться на ружу. Я давлюсь и захлебываюсь. Слышу чей-то крик, потом помню лишь как кто-то переворачивает меня на бок и грязный кафель покрывается содержимым моего желудка… Голова вновь кружится и дыхание становится затрудненным, сердцебиение подскакивает, я успеваю заметить как в катетер на руке вкалывают какой-то препарат. Секунда, я вновь проваливаюсь в сон.

Очнувшись в очередной раз, хватаюсь за голову, она безбожно раскалывается пополам. Такой боли я не припомню даже после самой весёлой пьянки. Даже куча шотов в клубе в самый отвязанный выходной, на спор, не выливались таким кошмарным похмельем, похоже дедушка Вовы что-то перепутал с его знаменитой наливкой. Открываю глаза и понимаю, что лежу не в палатке у реки, а в палате примерно десять на десять и даже не в кровати, а просто на полу. Пытаюсь встать, но получается с трудом, что-то мешает.

-- Твою же мать! -- Выкрикнула я, нащупав толстую цепь, идущую к тяжёлому и холодному браслету на правой ноге.

– Эй! А ну-ка выпустите меня! --- Начинаю громко ругаться матом, но это бесполезно… Страх, слезы и апатия охватывает меня. Почему я?! Почему?! Ведь нас было много… -- Почему похитили именно меня?! Где остальные? Что с ними? Где я вообще?

Пытаюсь вспомнить, что произошло и не могу. Помню, как мы с Алёной пошли в нашу палатку, а Катя ещё оставалась у костра,

--Раз, два, три… -- всплывало в голове… на раз, два, три я уснула.

--Подымите её! –

Меня схватили за руки и рывком подняли с пола.

— Вот так, будешь хорошей девочкой, и больно не будет.

Я попыталась вырваться, но ничего не получилось, а затем лица, закрытые масками и тела, скрытые под белыми мешковатыми костюмами, просто поплыли перед моими глазами…Раз, два, три…

Сознание мутнело и приходило в норму. Неизвестные мне люди кололи в меня шприцы с чёрной жидкостью. Может быть, мне показалось, но… я даже уверена, что видела Катю, Сашку и Андрея, они лежали на столах и в них так же вливали какую-то дрянь через капельницы…

Вены горели, дыхание прерывалось, было трудно дышать, боль становилась такой сильной, что я просто отключалась…А когда просыпалась, то всё повторялось… В конце концов, я, оказалась в комнате, закованной в цепь как какая-то собака. Рядом валялась миска с водой, поднос с едой и ведро для отходов…

Вскоре меня стали выводить в комнату побольше, где на стуле сидел человек в белом мешковатом костюме и что-то записывал. Он отдавал мне команды, абсурдные на первый взгляд, но за неповиновение меня били током, раз за разом, изо дня в день. Пока у меня не получилось выполнить всё, что они от меня требовали. Если вы думаете, что нецензурная лексика и рукоприкладство использовалось реже, то как у собаки Павлова- - ребята хотели выработать во мне инстинкт… Взять, фас, сидеть, смотреть…

Каждый раз заводили толстого мужика, кажется обдолбанного чем-то там, он пускал слюни и мог лишь стоять у стены, глаза стеклянные и почти мертвые.

Человек на стуле отдал команду в очередной раз:

-- Посмотри внимательно на его тело. Я сказал смотреть!

Удар ногой в спину…

Я повиновалась и делала всё, лишь бы меня не били.

-- Молодец… ещё – Он что-то записывал.

Мне стало трудно дышать, появилось боль в том месте, где цепь болталась на моей ноге, я опустила глаза на ступню и ужас пронзил меня изнутри. Мои ноги стали ногами того толстяка, такие же волосатые, безобразные и грязные. Я взвизгнула.

-- На сегодня достаточно! – Скомандовал человек со стула – Уведите!

Я проплакала несколько часов, а затем уснула на холодном полу.

Процедура повторялась каждый день, эффект превращения усиливался и я могла держать форму объекта по несколько минут. Мне нарочно давали тучных людей, чтобы я не могла изменить себя и выбраться из этой западни…

Если я считала правильно, то прошёл год, я уже могла менять части своего тела по желанию и требованию. Я слышала, что Катя, Саша и Андрей, так же проходили похожие процедуры, слышала это от персонала, так как они не брезговали называть нас кроликами-- один, два, три и четыре – порядковый номер…

Всё изменилось в тот момент, как по недосмотру кухни мне принесли червивое яблоко. Хотя я их понимаю, они бы и не заметили этого червя, который сейчас извивается на моей руке, лишь потому, что отверстие он сделал под самым корешком. Даже я не заметила и возможно бы проглотила его, но в этот раз я лишь разломала яблоко пополам, а из его сердцевины, на меня смотрел, ещё живой спаситель.

-- Только не умирай… – прошептала я и стала пристально всматриваться в него.

Я не могла изменить себя в более мелкий объект, но могла попробовать изменить часть себя и у меня получилось. Несмотря на дикую боль, я стиснула зубы и терпела, пока кости исчезали из ноги, закованной в цепь.

-- Ещё чуть-чуть – шипела я и — вот он, момент свободы!

Всё, что было ниже колена, стало телом червя, и это тело с легкостью со всхлипом выскользнуло из оков…

Я ушла, я выбралась из этой чёртовой западни, напялила мешковатый костюм и вышла, вышла на улицу. Люди торопились по делам, меня даже не заметили особо, я шмыгнула в переулок и сосредоточилась на девушке, сидящей на скамейке на противоположной стороне дороги. Она не заметила меня, так как была слишком увлечённой плейером. Я ушла, ушла из этого ужаса…

Тем временем в соседней палате.

--Сирена?

--Что-то произошло?

Саша и Андрей сидели на полу, одна цепь на двоих.

-- Кто-то сбежал! Ты слышал? Кто-то сбежал из этого места. Ха-ха! Нас спасут! – Вопил Андрей не своим голосом, его сознание давно слегка двинулось, не выдержав всех процедур, он впадал в небытие с завидной регулярностью и часто качался из стороны в сторону сидя на полу, напевая «Спят усталые игрушки…»

Саша поднялся на ноги. Густой дым заволок коридор, послышались выстрелы и человек в белом костюме пробил стеклянную дверь в нашу комнату своим телом. Андрей поднял кусочек стекла и сжал его в руке.

-- Убей меня! – заорал он на Сашку – просто убей и беги! – это был момент когда он выходил из состояния коматоза и возвращался в реальность.

-- Я не могу!

-- Уходи, это твой единственный шанс, второго они нам не дадут! – он проглотил осколок. Тело Андрея стало прозрачным.

-- Убей!

Саша подошёл ближе и со всей силы ударил по голове своего друга. Стекло разлетелось в дребезги , мелкой крошкой осыпаясь на железный пол.

Андрей мог менять своё тело под разные материалы, которых касался. Обычно он выглядел как железный человек, на своей половине комнаты, а на моей, я даже и не знаю, что это был за материал. Но сейчас, из-за проглоченного кусочка он смог стать хрупким, хотя и на пару секунд. Он вынудил меня сделать выбор…

Пробежав по коридору, Саша нашёл палату Кати и мою, это он мне рассказал после того, как мы встретились. Он был рад, что я тоже сбежала, и он помог Кате выбраться. Он с одного удара выбил дверь в её комнату и ужаснулся. Катя спала под потолком в паутине, рядом висели коконы с животными, а с пола тянулась цепь. Саша с лёгкостью сломал её пополам, она была куда тоньше чем та,что держала его с Андреем. Катя повернулась и посмотрела на своего спасителя.

-- Оставь меня – сказала она и отвернулась.

-- Нам нужно уходить.

-- Я сказала -- уйди…

-- Ты, что умом тронулась? Говорю же, нам нужно уходить.

Она встала на ноги и из-за спины показались шесть мохнатых, паучих лап.

-- Кому я нужна такая? Просто уйди и оставь меня… Иначе я и тебя сожру как и их… -- она мотнула головой в сторону коконов.

-- Слушай, плевать, они за всё ответят, давай просто уйдем, мы сбежим и найдем место, где нас не найдут. – Саша протянул руку вперед.

-- Я не могу… Мне нужно заботится…Саш, я беременна…они меня оплодотворили…

Катя заплакала. И только сейчас Саша смог заметить, округлившийся живот.

-- В таком случае нам точно нужно уходить! Быстро.

Он схватился за цепь и с силой потянул вниз. Паутина, на которой стояла Катя не выдержала и лопнула. Саша поймал подругу и не давая ей укусить его скрутил девушке руки.

-- Вот даже спрашивать не стану, хочешь ты или нет. Я сказал, мы уходим -- значит, мы уходим, о том, что они с нами сделали, мы подумаем потом. Я думаю, кто-то из наших ещё сбежал, и, если бы не этот побег, мы бы тут гнили ещё долго. Андрей пожертвовал своей жизнью, чтобы я выбрался, а я не собираюсь давать его жертве так просто исчезнуть.

В два прыжка он преодолел коридор.

-- Мне нужны мои руки. Не дури, ладно?

-- Хорошо – ответила Катя .

-- Отлично. Ты сможешь привязать себя ко мне?

-- Смогу.

-- Тогда держись!

Он дал Кате пару секунд, а потом подпрыгнул вверх, выбив крышку вентиляционной шахты.

Карабкались они недолго, Катя очень помогла Андрею своей паутиной . Они заделали входы и выходы плотным слоем липкой субстанции, создав практически непреодолимое препятствие.

-- Я хочу есть…Найди мне еду…

-- Что?

-- Мне нужно поесть, иначе я могу съесть тебя. От голода я забываю, что делаю…

-- Потерпи ещё минуту, и мы найдем тебе кусок мяса…

-- Я не ем падаль, мне нужно живое существо.

-- Хорошо, я найду. – спокойно сказал Саша, преодолев последнее препятствие.

Мы все встретились в центре города, мы каким-то чудом, точнее -- чутьём, нашли друг друга.

Мы поняли, что не сможем вернутся домой, нас там будут искать. А ещё… Мы провели в заточении семь лет. Мир изменился, мы изменились и теперь пришло наше время найти и отомстить тем, кто нас похитил…